Обиды

Чтобы ни думал о моих рассказах уважаемый читатель, но они не возникают силой моей фантазии, а имеют в основе своей исторические события и происшествия. При которых я имел удовольствие (чаще всего, нет) присутствовать. И вот именно факт о реальности описываемого я буду категорически отрицать, буде товарищ майор таки обратит внимание на мои опусы.

Я даже когда-то отдельную оговорку написал и начал вставлять в некоторые из моих текстов. На всяких случай.

Специально для тех, кто категорически не согласен с описываемым мною. Особенно с теми, кто неясными тенями мелькает на задворках моих историй. Дисклеймер для вас:

Все совпадения этих историй с реальностью ограничиваются исключительно случайностями, дьявольскими кознями, да использованием одного, со всеми участниками драмы, алфавита.

А если серьезно, то периодически возникают обиды из-за этих текстов. Некоторые персонажи узнают себя в моих текстах. Некоторые из этих узнавших умудряются обидеться на эти тексты. Это нормально.

Истина в глазах смотрящего, но каждый считает себя много лучше, чем он есть на самом деле. Перевожу — я пишу о каких-то событиях со своей точки зрения. Другие люди на ровно те же события имеют совсем другую точку зрения. В чьих-то историях и я предстаю редкостной сволочью. Разница в том, что мне как-то глубоко плевать на то, что я кому-то не нравлюсь, пока рассказчик не опускается до откровенного вранья.

(По поводу негативных рассказов и вранья в них хотелось бы передать пламенный привет некоторым сотрудникам ПАО “Роствертол”. За это вы будете гореть в аду. Вечно. Там будет больно и одиноко. Но это так, к слову.)

Особенно явно разные точки зрения прорезаются, когда где-нибудь в командировке начинается спор между представителями разных предприятий на предмет того, кто виноват и за чей счёт всё это надо исправлять. Каждый участник спора считает себя благородным паладином, отстаивающим честь своего сюзерена (предприятия, если что). А его оппонент видит перед собой лишь лицемерного изворотливого проходимца. В некоторых профессиях эти качества называют “профессионализмом”.

Чтобы отсечь наезды и упреки, я стараюсь в своих текстах тщательно обходить десятой дорогой названия изделий, бортов, заводов и так далее. Всё обезличенное. Представитель П. по изделию И. на заводе З. на бортах Д. и Е… — и легкая недосказанность в конце. В конце концов, это истории о том “как оно бывает”, а не пасквили на конкретных людей.

Тем удивительнее то, что однажды обида на мой текст перешагнула рубеж “ну и дурак этот рассказчик”.

Написал я однажды текст о том, как на одном заводе писали акт. Акт был большой и глупый. И писали его несколько дней. А затем его подписали, к общему неудовольствию. Такая показательная история о том, что бывает, когда каждый (и я в том числе) тянет одеяло на себя и старается внести свою лепту в акт так, чтобы формулировки его были как можно размытее. Короче, написать надо так, чтобы завсегда можно было отмазаться от ответственности, в связи с неоднозначностью тезисов, изложенных на бумаге.

Написал я этот текст. Выложил в интернет. Народ немного этот текст почитал. Посмеялся (наверное).

И всё было нормально, пока на этот текст в интернете не наткнулся один из тех, кто принимал участие в описанной в тексте вакханалии. То есть, я представитель предприятия А, он представитель предприятия Б, а встретились мы на предприятии В. И все эти предприятия находятся в разных городах.

И вот этот гражданин с предприятия Б, сидя дома и листая в интернете какой-то там Дзен, набрел на текст, в котором опознал вполне конкретную ситуацию, в которой он сам же и принимал участие месяцем ранее. В тексте не было ни его имени, ни названия его предприятия, но события очень уж характерные — сложно предположить, что кто-то еще, совсем недавно, занимался ровно такой же херней, какая была описана в этом тексте.

Гражданин с предприятия Б огорчился из-за данного текста. Ну да, его предприятие в тексте было показано не слишком лицеприятно. Но, чтобы понять, о каком предприятии шла речь, надо точно знать о произошедших событиях. То есть, быть непосредственным их участником. Для всех остальных людей в интернете это была лишь история о безымянных тенях, которые занимаются своими скорбными делами на краю авиации.

Моего номера у него не было, поэтому пошли звонки из города Б в город А нашим общим знакомым. С упреками и легким негодованием. И требованием текст из интернета удалить. Без особых наездов, корректно, но с явным посылом о неправоте автора. То есть меня.

Я пожал плечами. Не то, чтобы я хоть чуть цеплялся за этот текст — ничего особенного в нем не было. Скорее, просто удивляла несоразмерность реакции на какие-то обезличенные буковки в интернете. В момент звонков я был на работе. Решил, что вернусь я домой и потру текст — чтобы кто-то где-то казался себе лучше, чем можно было судить по поступкам его.

Но планы пришлось корректировать. Случилось так, что когда гражданин с предприятия Б дома знакомился с моей графоманью, я снова находился на предприятии В — том самом, которое и стало фоном для описанных в тексте событий. И персонаж из города Б не преминул еще на предприятие В послать жалобу на меня и мои истории. Со мной захотел пообщаться начальник с предприятия В. Пришлось общаться.

— Зачем?

— Да просто так. Всё это вообще просто так. Биографию свою пишу. В виде разрозненных эпизодов из разных городов.

— Ты порочишь мой завод.

— В тексте нет название завода.

— Есть название города, а про название завода догадаться несложно.

— Несложно догадаться лишь тому, кто и так в теме, а потому не прочтет для себя ничего нового. К тому же, завод и его сотрудники — лишь фон и массовка для основных событий. И к ним без претензий в тексте.

— Тебя почитать, так мы здесь ерундой какой-то занимаемся.

Молчу. Не время портить отношения еще больше. Но текст был именно про это — как из-за ерунды, на ровном месте, можно ухайдакать в пустоту охапку рабочих человеко-часов.

— И ты моё имя в тексте упомянул.

Удивляюсь. Смотрю на телефоне текст. Блин. Действительно, в одном месте его имя проскочило — единственное на весь текст. Имя стандартное, условный Саша-Вова. Этих Саш-Вов по стране миллионы и надо точно знать, о каком Саше-Вове идёт речь в тексте, чтобы соотнести личность и поступки. Но когда ты и есть тот самый Саша-Вова, то всяко опознаешь себя по имени в таком тексте — достаточный повод для обиды. Тут согласен — накосячил. Потому извиняюсь перед этим начальником. Расходимся недовольные друг другом.

После удаляю текст из интернетов — к счастью, я не настолько популярен, чтобы все мои тексты разлетались по разным сайтам. Хоть какой-то позитив — стереть текст приходится лишь в тех местах, куда я сам его выкладывал.

Эта история подошла к концу. Мораль — некоторые люди парятся из-за ерунды. Ладно бы обижались на вранье — но я откровенного вранья в своих текстах не допускаю. (Неточности — да, бывают. Но это так, для красного словца или случайно.) Но заморачиваться из-за того, что опознал себя в истории безвестного автора — ну, такое себе. Можно подумать, что карма твоя станет чище от того, что этот текст больше никто не прочитает.

А камень преткновений — тот самый текст — я больше в интернет не выкладывал. Оставим это на то время, когда мне будет всё равно на жалобы начальству со стороны других предприятий. Пусть пока вылеживается — будем надеяться, что он как вино: с годами будет становиться только лучше.

Поделиться ссылкой:

Обиды

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Пролистать наверх