Равноправие

Работала в Бразилии бригада русских специалистов. Работала в тамошней войсковой части. Обслуживала технически русские вертолеты, которые Родина продала бразильцам. Нас (т.е. русских) там было около десятка. (В первый год в 2 раза больше.) Кто-то за лопасти отвечал, кто-то за вооружение, кто-то за движки, и так далее. Плюс обязательные руководитель и переводчик.

В части к каждому русскому спецу прикрепили местных военных техников. Чтобы местные помогали и обучались. Чтобы после отъезда русских, бразильцы сами могли осуществлять обслуживание и ремонт вертолетов. (Утопия, да.)

Прикрепили к нам, значит, хлопцев разной степени смуглости. А к нашему радисту прикрепили местную дивчину. В Бразилии же равноправие полов и всё такое. Женщины тоже служат в армии. Не помню уж как звали ту конкретную военнослужащую, пусть будет Флора. Радисту было сильно за 50, Флоре слегка за 20. И к ней у радиста было слегка отеческое отношение. “А вот теперь, дочка, крути вот эту ручку. А вот здесь, девочка, надо смотреть на этот индикатор”. Ну, и так далее.

А через месяц эта Флора пошла и накатала на радист заяву. Что, мол, домогаются и не считают равным себе специалистом. Шовинист, мол, этот радист и сексуальный маньяк. Нашего начальника и радиста вызывают к командованию и долго отшатывают. Радист в ступоре. Он бывал на сельских дискотеках, он знает, как выглядят домогательства. Пытается примерить свои понятия об этом на свои взаимоотношения с Флорой и пазл у него не сходится. Тогда ему объясняют, что он теперь не в своей дикарской России, а в цивилизации — и под словом “домогательства” здесь подразумевается более обширный круг понятий. Короче, он рабсила из далекой страны, а Флора — гордая равноправная бразильская женщина и относится к ней надо у-ва-жи-тель-но.

Радист обиделся. С Флорой-то по работе пришлось общаться и дальше, да вот только учить ее премудростям радист практически перестал. Читай инструкцию и выполняй работу по ней. Не поняла? Внимательнее читай инструкцию. Всё равно не поняла. Разъясню, но только через переводчика. В присутствии, так сказать.

ДИСС-15. Блок ВЧ.

Вот где-то тут надо отметить, что “радист” — это наше, условное обозначение спеца в бригаде. Не надо думать, что он занимался только радио. Он отвечал за кучу блоков на вертолете, в том числе и за радио. Еще он занимался, например, ДИСС. Долго объяснять, что это такое, но ДИСС стоял на вертолете, состоял из нескольких блоков и некоторые из этих блоков весили по паре десятков килограмм.

И иногда эти блоки приходилось таскать с борта на стенд и обратно. Однажды потребовалось отнести блок ВЧ (а может и НЧ) ДИСС (тяжелый, да) в ангар. Ну, мужики его в одиночку таскают — не центнер чай, а задохликов в авиации не бывает. Но в тот раз блок вроде как вызвалась отнести Флора. Флора чуть приподняла блок и всем своим видом демонстрировала, что вот сейчас она его понесет. Вот прямо сейчас. И никакая помощь ей не нужна. Совсем не нужна.

Радист увидел эту картину, понял ее правильно (как ему показалось), подхватил блок с другой стороны и помог Флоре донести его до ангара. Через час нашего начальника и радиста вызвали на ковер к командованию. Флора накатала на радиста очередную заяву — что радист в сути своей проклятый шовинист и ему чужды идеи равноправия. Флора ни о чем его не просила, а он своим поступком унизил ее, продемонстрировав свое неверие в ее силы. Радист кается и обещает так больше не делать.

Проходит какое-то время. Повторяется ситуации с блоком — Флоре надо его отнести. Она какое-то время мнется около него, да вот только помогать ей уже никто не бросается. Спасибо, мы поняли. Что радист, что остальные русские, что ее же соотечественники. Поэтому 6-7 здоровых мужиков спокойно занимаются работой на борту, пока Флора рядом с блоком изо всех сил изображает сценку “мне не нужна ничья помощь”.

Через какое-то время Флора уходит. Блок остается лежать на столе. Возвращается Флора с переводчиком и каким-то местным руководителем. Руководитель этот спрашивает у радиста, что, мол, такое происходит и почему бедную девушку нагружают переноской тяжестей.

ДИСС-15. Блок НЧ.

Радист отвечает, что эти блоки и операции с ними — установка на борт, снятие, проверка на КПА, а также их переноска, входят в должностные обязанности техника Флоры. Согласно должностной инструкции. А помогать ей никто не собирается потому, что все умные стали и знают, чем эта помощь может обернуться для помогающего. Так что, или Флора вспоминает такое понятие, как “женственность” и срочно учит слово “пожалуйста”, или пусть таскает свои железяки самостоятельно. Она хотела гендерного равенства? Она своего добилась. И сейчас это равенство для нее заключается в том, что она берет этот блок и сама несет его на стенд.

Флора крысится, но хватает железяку и под хруст позвоночника тащит блок в ангар. 6-7 мужиков стоят и молча смотрят ей вслед.

— Вот так, — говорит радист. — я еще сделаю из нее бодибилдершу. Блевать своим феминизмом на окружающих можно, когда ты офисный планктон и ничего тяжелее пачки бумаги в жизни не поднимал. А это авиация, в которой нет ничего легкого и удобного для переноски.

Флора такого равноправия не вынесла и вскоре перевелась в какой-то другой сектор. Капать на мозг своим равноправием другим людям. Радисту дали в ученики военнослужащего мужецкого пола. Который не искал всюду домогательства и шовинизм, а потому спокойно постигал науку поддержания бортовых систем в рабочем состоянии. Став, через какое-то время, вполне приличным специалистом в этой области.

Справедливости ради — в части было полно женщин, но подобным феминизмом головного мозга мучилась лишь одна Флора. Остальные такой фигней не страдали.

Поделиться ссылкой:

Равноправие

Один комментарий к “Равноправие

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Пролистать наверх