Франк Тилье — Жил-был раз, жил-был два: Загадки и теории

Франк Тилье - Жил-был раз, жил-был два
Франк Тилье — Жил-был раз, жил-был два

Оригинальное название: Franck Thilliez — Il était deux fois.

Внимание: ниже расположилось ударное количество спойлеров к роману.

В 2018 году Тилье выпустил роман «Последняя рукопись». Роман отличный, плотно упакованный загадками и головоломками. Большая часть из них была утеряна в русском переводе, но роман производил хорошее впечатление и без них.

«Последняя рукопись» представляла собой «роман в романе». В предисловии романа говорилось, что этот роман написал писатель Калеб Траскман, покончивший с собой до того, как написал концовку. Или же концовка просто исчезла. В любом случае, у рукописи не было окончания. Не было в ней и «главной разгадки» романа. И это окончание пришлось придумывать сыну Траскмана.

По прочтению «Рукописи» оставалось не слишком понятным, зачем Тилье понадобились все эти навороты с Траскманом и «Незавершенной рукописью» (правильный перевод названия романа с французского именно «Незавершенная/Незаконченная», а не «Последняя»). Кроме очевидной игры в «матрешку».

Оказывается, Тилье всё это придумал не просто так. И история с самоубийством Траскмана ему пригодилась в романе «Жил-был раз, жил-был два», вышедшем в 2020 году. В этом романе действие происходит через 3 года после выхода «Последней рукописи», а покойный Траскман становится одним из подозреваемых в похищении, произошедшем в 2008 году. Также в новом романе объясняется исчезновение концовки «Последней рукописи» и находится истинное окончание того романа.

Финал романа «от Траскмана» намного суровее, чем финал романа от его сына. У Траскмана-младшего главная героиня Лин спаслась, у Траскмана-старшего — Лин погибает.

И как и в «Рукописи», в «Жил-был» Тилье тоже зашифровал в тексте несколько загадок.

Загадка первая. Если взять первую букву в первом слове каждой главы романа, то получится предложение «Le romancier Caleb Traskman est vivant, vous l’avez peut-être croisé entre ces pages, c’est celà la magie».

Загадка вторая. Самое последнее предложение в романе (истинный финал «Рукописи» от Траскмана): «Au bout, rayonnaient au ciel auroral d’anonymes braseros rouge acajou». Если учитывать правила французского языка и помнить, что «d’anonymes» — это на самом деле два слова — «des anonymes», то взяв первую букву от каждого слова в предложении, вы получите слово «Abracadabra».

В русском издании романа вы можете всех этих загадок не искать — переводчик всю эту красоту заботливо потерял. Последнее предложение в русском издании звучит так: «В конце тропы на рассветном небе сияли безымянные багровые жаровни». Из этого никакого слова не составишь. А если брать первые буквы из начала каждой главы, то там получится перечисление лавкрафтианских богов, а не осмысленная фраза.

Что значит первая фраза? Писатель Калеб Траскман жив, вы могли встречаться с ним на этих страницах, в этом волшебство. «На этих страницах» — имеется ввиду «в этом романе». «Волшебство», скорее всего, используется в значении «фокус». «Абракадабра» в конце романа — лексикон фокусников, с намеком на то, что фокус состоялся.

Не, всё-таки Тилье — негодяй. Вот так вот взять и перечеркнуть выводы двух романов. Из этих подсказок на форумах родились 2 теории происходящего в романах. Вменяемая и фантастическая.

Теория вменяемая. Появляющийся в романе сын Калеба, Жан-Люк, на самом деле сам Калеб. То есть еще до событий «Рукописи» умер Жан-Люк — то ли самоубийство (из-за смерти матери), то ли Калеб его убил. И Траскман-старший занял место своего сына. За эту версию говорит то, что в книге специально подчеркивается, что Жан-Люк выглядит старше своего возраста, а когда он родился, Калебу было всего 17 лет.

Против этой версии то, что Калеб не смог бы подменить сына, не вызвав подозрений у окружающих. Ладно, писатель был отшельником, но сын-то таковым не являлся. К тому же, после смерти «Калеба» его «сыну» пришлось долго работать с издательством над «Рукописью» — а там-то точно были люди, которые были знакомы с Калебом. И зачем Калебу понадобилось переписывать финал своего, уже написанного целиком ранее романа? С другой стороны — как Жан-Люк смог догадаться о близнецах, если эта разгадка была в утерянной части романа? В общем, версия хорошая, но там несостыковок можно два воза набрать.

Теория фантастическая. Главный герой «Жил-был раз» — потерявший память полицейский Габриэль Москато. Теория звучит так: Москато — это и есть Калеб. Ноги у теории растут из того факта, что многие события «Последней рукописи» имели прототипы в «реальном мире». Но нигде в «Жил-был раз» не всплывает тема близнецов. В первой же фразе «Рукописи» — «Прежде всего только одно слово: меченосец…» — было зашифровано слово «близнецы» (в русском переводе шарада утеряна). И в «финале Траскмана-старшего» «Рукописи» злой близнец одерживают победу над Лин (и над правосудием — он занимает место убитого им брата-близнеца). Отсюда вопрос — не могли Калеб и Габриэль быть разлученными в детстве близнецами?

Факты из романа. В 2008 году по заказу Калеба похищают дочь Габриэля, Жюли. Калеб держит ее взаперти на своей вилле 8-9 лет. Калеб состоял в тайном обществе, в котором жертвы проходили через руки 4 маньяков. Калеб писал о них книги, второй их убивал и писал картины их кровью, третий фотографировал трупы и устраивал выставки с этими фото, четвертый делал из тел убитых чучела (пластинатов). Очевидно, что Жюли Калеб спрятал от своих товарищей-убийц. В 2017 году Жюли всё-таки попала к маньякам и была убита. То ли Калеб сам ее отдал, то ли сообщники о ней узнали и силой забрали ее у Калеба. Через какое-то время после этого Калеб, якобы, кончает жизнь самоубийством.

Габриэль много лет ищет свою дочь. В 2020 году он теряет память — не помнит ничего со времен 2008 года. Начинает расследование заново.

Теория в том, что в 2017 году Габриэль разыскал Калеба. И Калеб его убил. Инсценировал собственное самоубийство — выдав труп близнеца за свой, чтобы скрыться от сообщников. То ли действительно потерял память (в романе часто упоминается «Ксанакс», который может вызывать кратковременную потерю памяти — так Гугл говорит), то ли притворяется. То, что память «Габриэля» обрывается на 2008 годе объясняется тем, что Калеб узнавал подробности жизни брата от Жюли, которая, естественно, не могла рассказать о событиях в жизни отца после своего похищения.

То, что Габриэль весь роман ищет похитителей Жюли, так и у Калеба были ровно такие же цели — выйти на своих помощников и отомстить. В конце романа все подельники Калеба мертвы, а Габриэль (и его бывший друг Поль) делают так, чтобы полиция ничего не узнала. Преступники не разоблачены, а умерли. Тела их жертв сожжены. Никто ничего не узнал.

Теория хлипкая. Но. Она объясняет самоубийство Давида — у того был повод бояться Калеба, но не было повода бояться Габриэля. Резкие перемены во внешности Габриэля — перед приездом в родной город он бреет голову и отращивает бороду. В романе говорится, что это было сделано для того, чтобы его не узнала Ванда. Но Ванда никогда не общалась с Габриэлем раньше — зато она общалась с Калебом в 2008. Еще настоящий Габриэль много лет посвятил разнообразным обществам с людьми, дети которых были похищены. А в конце романа он на всех наплевал и сжег все тела в музее — не дав никому шанса найти пропавшего родственника. Что-то вот совсем не вяжется с Габриэлем, но вполне укладывается в поведение Калеба.

Вот такая абракадабра. Хочется надеяться, что будет и третий роман в этой серии. Потому как нехорошо так с читателями поступать — накидать кучу вопросов и уйти в закат. Сейчас Тилье напишет очередной роман о Шарко, а там, глядишь, и вернется к очередным загадкам «Последней рукописи». Через пару лет.

Поделиться ссылкой:

Франк Тилье — Жил-был раз, жил-был два: Загадки и теории

Один комментарий к “Франк Тилье — Жил-был раз, жил-был два: Загадки и теории

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Пролистать наверх