Фридрих Незнанский — Оборотень (1996)

Фридрих Незнанский — Оборотень (1996)

Марш Турецкого от автора «Волкодава». Или «Те же и Скунс, часть 0».

Особого секрета в том, что книги Незнанского писали бригады афролитераторов — нет. Об этом достаточно писали в свое время. Да оно и по количеству этих самых романов было понятно — их под брендом «Незнанский» вышло больше двух сотен. Отличаются лишь версии «присутствия» Незнанского в своих же романах — где-то пишут, что сюжеты всё-таки изобретал он сам, а расписывали их на целую книгу писатели-призраки, а где-то пишут, что бренд он и есть бренд — за использование бренда «Турецкий» Незнанский получал от издательства процент и этим его участие и ограничивалось.

Понятно, что при таком подходе качество романов скакало, как давление при гипертоническом кризе. И это я еще не про сюжеты, а про уровень «владения словом». От откровенно ужасного до вполне пристойного. Бонусом шли вечные несостыковки между романами — то кто-то уйдет на пенсию или уволится, то через пару романов снова в строю, и так далее.

«Оборотень» был написан очень прилично. Роман, по которому чувствовалось, что его писал человек, который с писательством на «ты». А не студент, который ваял нетленку про Турецкого в общаге между инженеркой и вышкой. А написала этот роман за Незнанского переводчик и, на тот момент, начинающий автор Мария Васильевна Семенова (ее дебютный роман «Волкодав» вышел за год до «Оборотня»).

Как говорила Семенова в интервью, она узнала о «фабрике Незнанского» и что там «бригадиром» работает ее знакомая. И «напросилась» написать эпизод в одну из книг. Небольшой фрагмент с дракой, в которой киллер по прозвищу Скунс раскидывает бандитов. Этот фрагмент вошел в роман «Незнанского» «Ошибка президента».

После этого Семенова уже договорилась написать очередной роман о Турецком целиком. Про Турецкого, про Скунса, и про всех остальных. Так появился «Оборотень».

Сюжет. Киллер Скунс приезжает в Москву, чтобы дать интервью журналистке канала «3х3» Алене Ветлугиной. После интервью Ветлугину убивают и Скунс — главный подозреваемый в этом убийстве. Теперь киллер не хочет уезжать из Москвы пока убийца не будет найден.

Всё более, чем прозрачно. Убийство Владислава Листьева в 1995 году. И все возможные версии и сплетни по поводу его мотивов, оформленные в виде детективного романа. Конкуренты, друзья-враги, приватизаторы, рекламщики, семья. Наверняка в романе замаскированы реальные люди, но за давностью лет я уже не помню, кто там есть кто. Ну, то есть под Асиновским в романе наверняка подразумевался Березовский, канал «3х» — это нынешний Первый канал, но кого имели в виду под всякими Придорогами, Сомовыми и прочими, я уже не вспомнил — память потерла имена тогдашнего «бомонда».
В романе, кстати, непосредственного исполнителя нашли. А вот с заказчиками в романе всё так же, как и в реальности.

Семенова писала очень… объемно. Распыляясь на мелкие детали и несущественные повороты сюжета. С галереей судеб и целыми абзацами примет времени. Я при чтении романа будто в 90-е вернулся. На каждой странице Санта-Барбара, «Ваша киска купила бы Вискас…», ваучеры, приватизация, рэкетиры, наперсточники, CD-плееры, ВАЗ-2103, латвийские националисты. МММ и обманутые пенсионеры. Миллионы рублей — действие происходит еще до деноминации. Первые открытия о том, что «власть нам врет» и что в «милиции есть оборотни». Депрессуха и чернуха большими кусками. Обычная тогдашняя жизнь — ностальгия по ней не мучает. Так что, Семенова, конечно, молодец, но читать сейчас подобный роман тяжеловато.

Турецкий и Скунс «поделили» роман примерно пополам. Оба ищут убийцу, но разными методами. Первым его вычисляет Скунс.

Больше Семенова под Незнанского не работала. Она решила, что такая «корова нужна самому». Уж не знаю почему — не доплатили, бравада или еще что, но писательница уволокла персонажей из этой книги к себе и чуть не первая открыто заявила, что за Незнанского пишут другие люди.

И через год после «Оборотня» выпустила уже под своим именем роман «Те же и Скунс». В который перекочевали из «Оборотня» Алексей Снегирев, Нечипоренко, Утюг, Антон Меньшов, Ассаргадон и другие. Серия о Скунсе позже породит еще прямое продолжение «Те же и Скунс — 2» и с десяток вбоквелов кошмарного качества. Круг замкнется — набравшая популярность Семенова повторит путь Незнанского — ее имя будет на обложке, а писать муть о Скунсе будут какие-то левые люди.

6/10

Поделиться ссылкой:

Фридрих Незнанский — Оборотень (1996)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Пролистать наверх