Косяки отечественного книгоиздания 2

В комментариях к первой части ожидаемо накидали мыслей о том, что «при СССР такого не было». Конкретно такого, как описанное, не было. И действительно, при Советах были «исправления ошибок». Когда к книгам прикладывали бумажки с найденными опечатками. У меня таких книг в коллекции уже не осталось, но вот старые журналы есть. В которых печатался в самом конце текст наподобие «в прошлом номере были обнаружены опечатки — на стр.2, абзац 4 фразу «я идём» читать как «мы идём». Ну, и так далее.

Но. При воспоминаниях о счастливом прошлом вечно забывают о другом страшном слове Советского Союза. И слово это — Цензура. И скосило оно гораздо больше книг, чем нынешние издатели-бракоделы.

В первой части упоминался Роберт Шекли. Один из любимых переводных фантастов времен СССР. Но это не значит, что он избежал купирований текста при переводе.

Роман Шекли «Хождение Джоэниса». Его успели опубликовать еще при СССР. Но при этом не напечатали на русском одну из его глав (не считая других, более мелких сокращений). Пропущенную главу в 90-х публиковали отдельно и только через много лет включили в издаваемый на русском текст романа. А всё просто — та глава называлась «Джоэнис в Москве». И она явно не глянулась советским цензорам.

Роберт Шекли — Хождение Джоэниса/Оптимальный вариант

Издание с драконом, R2D2 и попаданцем на обложке — это книга аж 2020 года. Издательство АСТ наконец-то расстаралось. В истории это издание останется тем, что в нем впервые «Хождение Джоэниса» было опубликовано на русском полностью, без сокращений. А роман всего-то 1962 года.

Помимо страшного слова «Цензура» при СССР было другое страшное слово. Экономия. В данном случае — экономия бумаги. Ни раз и ни два встречались эти слова в мемуарах об особенностях книгоиздания в СССР. Принцип такой — выделялась бумага на квартал. С этой бумаги надо было напечатать очередной томик Ленина. Вторым номером в очереди шли всякие бездарности из Союза Писателей.

Потом в очереди были еще пятые-десятые. И вот если главред (героические люди в то время) сумели на всём этом порожняке сэкономить бумагу, то у них появлялась возможность напечатать то, что хотели читать читатели. Отечественное или переводное.

Поэтому иногда издания худлита (особенно переводного) резали просто потому, что хотели сэкономить самый ценный ресурс. Бумагу. Агату Кристи помните? Роман «Десять негритят». Вот уж где-где, а в нем никакой антисоветчины найти бы не удалось. Даже с помощью самого мощного микроскопа. И тем не менее — первые издаваемые на русском переводы этого романа были сильно сокращены. Вырезалось всё, что казалось переводчикам и редакторам неважным. И только потом уже появились нормальные переводы.

Отличить нормальные переводы «Негритят» от советских просто. Из сокращенных переводов полностью выкидывалась глава с прибытием полиции на остров. А что? И без нее в сюжете всё понятно. Так что если в вашем издании после самоубийства Веры сразу идет письмо судьи — поздравляю, вы не читали полную версия «Негритят».

Стивен Кинг — Жребий

Перемотаем на 90-е. В первой части статьи были приведены свидетельства того, как наплевательски относились издательства к печатанию книг на русском. Сейчас я вам расскажу историю в которой сплелись «голь на выдумки хитра», зарождение лицензионного книгоиздательства в России и тотальный пофигизм издателей. И расскажу я вам эту историю на примере Короля. Стивена Кинга.

Россия. 1990-е годы. Это сейчас любой текст можно сверить по интернету. (И то умудряются косячить.) А тогда… Есть текст — уже хорошо. Особенно хорошо, если он есть в виде книги. Потому что часто английский текст есть только в виде -дцатой перепечатки на пишущей машинке.

Молодому переводчику Вадиму Эрлихману от издательства прилетает заказ — перевести роман Кинга «Salem’s Lot». Который позднее в его переводе будет издан под названием «Судьба Иерусалима». В последующих изданиях этот перевод будет отзываться на название «Жребий».

При переводе Эрлихман выясняет, что в его экземпляре книги — с которой он и делал перевод — отсутствует несколько страничек. И не таком месте романа, который можно было бы упустить в переводе. Недостает куска «финальной разборки» — убийства главного вампира Курта Барлоу. Деваться некуда — заказчик ждет перевод. Поэтому Эрлихман этот фрагмент романа пишет «из головы», додумав за Кингом эту «финальную разборку».

В таком виде роман идет в продажу. Это было в 1993 году.

Поскольку официальных прав на Кинга никто в те года не покупал, то параллельно с Эрлихманом другой переводчик — Екатерина Александрова — для другого издательства перевела этот же роман. И в ее английском варианте романа всё было правильно. Так что и ее перевод был более точным. Этот перевод несколько раз в 90-е издавался.

Затем эпоха «книжного пиратства» в России закончилась. Официальная покупка прав. Контракты, договоры. Ни о каком «параллельном» издании уже и речи быть не могло. Права на Стивена Кинга достались издательству АСТ. Которое что-то заново перевела, а что-то издавало со старыми переводами. И вот этот самый «Жребий» АСТ издавало в переводе Эрлихмана. Много лет и много изданий.

Уже когда выяснились особенности этого перевода Вадима Викторовича издательство… пожало плечами, наплевало и продолжило переиздавать этот перевод. В последний раз перевод Эрлихмана издавался уже в 2011 году. Затем всё-таки был заказан новый перевод — Виктору Антонову. В его переводе роман получил новое название — «Жребий Салема». Начиная с 2014 года в России издается только перевод Антонова.

Первая часть, если кому интересно, живет по этой ссылке.

Поделиться ссылкой:

Косяки отечественного книгоиздания 2

Один комментарий к “Косяки отечественного книгоиздания 2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Пролистать наверх