Хвост, Герасимов, АукцЫон — Париж — Санкт-Петербург (Сингл) (1997)

Хвост, Герасимов, АукцЫон — Париж — Санкт-Петербург (Сингл) (1997)

Этот диск в интернетах именуется по разному. Вроде как официально он всё-таки называется «Париж — Санкт-Петербург». Где-то его называют «Семеро/Чайник Вина». А где-то даже попадалось название «Нерекламный сингл».

Как родилась «композиция» «Семеро». Чем больше читаешь о жизни этой сраной богемы, тем более кажется, что все проекты там зарождались по принципу «мы сидели и бухали, и вдруг у нас наружу поперло творчество». Чтобы из этого творчества получилось что-нибудь приличное, нужны талантливые аранжировщики, как, например, АукцЫон. Иначе получится что-то вроде «Семеро».

Итак. Париж. 1995 год. Хвоста накрывает идея создать музыкальный проект на стихи Велимира Хлебникова. Хлебников — это такой поэт начала 20-го века, который писал всякую дичь, по сравнению с которой стихи Маяковского кажутся произведениями искусства, эталоном здравого смысла и красоты.

К проекту Хвост подключает своего знакомого, Анатолия Герасимова. Герасимов, еще один эмигрант из СССР — известный джазовый музыкант, долгое время игравший в джазовых оркестрах в Америке. В то время Герасимов перебрался жить в Париж. Герасимов и написал незамысловатую мелодию для флейты, на которую Хвост положил текст Хлебникова «Семеро».

В Хвостенко и Герасимову присоединился Камиль Чалаев — певец церковных хоров и опер по всей Европе. Чалаев обладатель красивого баса. Еще к ним присоединилась Лора ДеЛажилардэ, которая была в то время подружкой то ли Хвоста, то ли Герасимова. Ничего эта Лора не умела, но пару реплик подать могла.

И вот вся эта компания забилась в студию Дмитрия Резниченко (ну, как студию — я так понял по описанию, что там просто была комнатка с аппаратурой где-то на чердаке). Резниченко запрограмировал несложный бит и немного разукрасил композицию синтезатором. Герасимов сыграл на флейте. Хвост декламировал стихотворение Хлебникова. Чалаев пропевал отдельные строчки стихотворения своим басом. Герасимов и Лора иногда подавали голос. Получилось нечеловеческое творение под названием  «Семеро».

Хвост, Герасимов, АукцЫон — Париж — Санкт-Петербург (Сингл) (1997)

Будем считать, что я слишком тупой, чтобы понять величие этой композиции, но это какая-то пурга. Такую хрень еще поискать и я не знаю, кому такая херня может понравится. То есть музыки там, как таковой нет, а стихотворение… Копировать сюда стихотворение Хлебникова не буду, но его можно почитать например здесь. Вот всю эту муть и озвучивает парижская богема. Только некоторые строчки Хвост повторяет по нескольку раз — для тех, до кого с первого раза не дошло.

Запись «Семеро», походу, преследовала вполне практичную цель. Именно эту запись Хвост демонстрировал Федорову, убеждая того записать целый альбом на стихи Хлебникова. Чем это закончилось, известно — Федоров со временем уговорился и АукцЫон записал такой альбом, под названием «Жилец Вершин». Но «Семеро» на «Жильца» не вошла. К счастью.

Чуть позже до наследия Хвоста добралось «Отделение «Выход». Коврига издал «Прощание со степью», «Опыт постороннего творческого процесса», а в 1997 году издал и «Семеро». Чтобы композиции не было совсем одиноко на CD, к ней добавили песню «Чайник Вина», записанную с АукцЫоном в 1992 году. Эта версия «Чайника» отличается от версии «Чайника», что вошла на альбом «Чайник Вина» — ничего особенного, но гитары поменьше. Эту версию песни «Геометрия» добавила как бонус на свое издание «Чайника» в 2013 году.

И не то, чтобы «Семеро» и «Чайник» хоть чуть стыковались меж собой в музыкальном плане. Просто надпись на диске «Хвост, Герасимов, АукцЫон» обладает гораздо большей продажной способностью, нежели просто «Хвост и Герасимов».

Диск «Париж — Санкт-Петербург» (или как он там правильно называется) вышел в 1997 году. Точно никогда не переиздавался и я сильно сомневаюсь, что и «Отделению «Выход» его потребовалось бы когда-нибудь допечатывать — очень специфичное у него получилось содержимое. Издание «Выхода» я когда-то себе и купил.

Оформление. Джевел. Буклет на четыре странички. На обложке картина Хвоста. На развороте фотографии причастных к записи людей. На последней странице буклета фотография Хвоста и Герасимова. Инлей белый. На заднике еще одна фотография Хвоста и напечатана информация о записи. Тираж, кста, «Выход» делал еще в Швеции.

Итого по изданию. Музыкальное наполнение — муть, дичь и говно. Сколько раз давал себе зарок не связываться с этой богемной шушерой, но тут повелся на имя Хвоста, который после «Чайника Вина» показался адекватным человеком. Ладно, пускай диск лежит — на дискогсе за него уже просят больше 10 долларов, посмотрим, что будет дальше. Ведь любители таких «раритетов» завсегда найдутся.

2 / 10

Поделиться ссылкой:

Хвост, Герасимов, АукцЫон — Париж — Санкт-Петербург (Сингл) (1997)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх